Меню

Кот басе ноябрь почти имбирь

ноябрь. имбирь

ноябрь — почти имбирь.
(с) кот басё.

нет ничего более ужасного, чем то самое, всегда наступающее, время,
когда кроме «я люблю тебя» — сказать друг другу больше нечего.
когда вместо реальности ты вдруг начинаешь бредить
в о с п о м и н а н и я м и. а помнишь, как ждал каждую вашу встречу?
а помнишь, как вы отправляли друг другу письма каждую неделю,
живя на соседних улицах? а помнишь, как бились пластинки виниловые?
а помнишь, как часто ты боялся не успеть дожить до апреля?
и всегда почему-то доживал. (почему?) помнишь, как вы были в л ю б л е н ы ?
друг в друга. в настоящих друг друга. скажи, где теперь всё это ?
прошлое пахнет имбирём. прошлое затягивает, как рельсы питерского вокзала.
скажи, как давно безумный шляпник в тебе растерял остатки своего безумного лета?
ты любишь живую тень. ты любишь фантома. но как давно она этим стала?

помнишь ли ты тот момент, когда стало ясно, что она навсегда с тобой попрощалась?

когда настоящая она ушла, ты начал расписывать не белизну бумаги, а стены
словом «вернись». ты перестал ждать встреч, они ведь уже бессмысленны.
ты начал пить алкоголь, сделав культом его, а не чай со вкусом вербены,
ты забил на друзей и память тоже забил, но бывшими важными числами.
когда настоящая она ушла, море перестало шуметь у тебя внутри,
и ты больше не смог выносить эту гнетущую и разъедающую тишину.
ты постоянно ходил кругами по комнате, думая:»уйди из моей головы»,
ты стирал её напрочь. сжигал рисунки,все письма и в них — свою вину,

но она, словно та ещё клементина кручински, всегда возвращалась.

столько раз ты просил её просто остаться рядом,
но это — уже не она. это — лишь её внешность.
столько раз ты хотел уйти с вашего маскарада,
но всегда оставался, отдавая ей свою нежность.

столько раз себе клялся,
что привязанности — это зло.

и просил.
и просил что угодно,
но только не расставание.

запомни, мой друг, всё кончено ровно тогда,
когда человека напротив заглушают ваши воспоминания.

запомни, мой друг,
уже ничего не вернуть.
всё прошло.

запомни, мой друг.
и отпусти.

[ каждый вечер он зажигает свет в своих окнах, как прежде ожидая её возвращения ]

Источник



Кот басе ноябрь почти имбирь

Ноябрь — почти имбирь.
Кот Басё Светлана Лаврентьева

Ноябрь – почти имбирь. Я не люблю имбирь. Я не люблю корицу и сладкий ванильный дух. Я не хочу решать to be или not to be. Я не умею выбрать только одно из двух. Рынки полны хурмой. Я не люблю хурму. Я не люблю дожди, золото и сквозняк. Я проживу без них. Только вот не пойму, как без того прожить, что не любить нельзя. Как без тебя прожить. Кем без тебя прожить. С кем без тебя прожить, если нельзя с тобой. Осень ввела режим, строгий такой режим, осень ввела войска, правила и конвой. Птицы ушли на юг. Рыбы зарылись в ил. Осень ввела войска. Осень взвела курок. Мне не хватает слов. Мне не хватает сил. Это чужая ты. Это чужой порог. Дальше уже нельзя, дальше твое тепло. Я не могу войти. Я не хочу на чай. Слышишь, они идут – каплями за стеклом. Скоро меня найдут. Здесь комендантский час.
Запах — протяжный стон, даже дышу с трудом, вязкий густой туман держит дверной проем.

Пахнет ванильным сном твой золоченый дом.

Другие статьи в литературном дневнике:

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Читайте также:  Как кормить кота если уезжаешь

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

Источник

Кот басе ноябрь почти имбирь

Это просто история без героев, эпизод подслушанных разговоров. Он мечтал, что когда-то их будет трое, и она улыбалась — еще не скоро, он писал за двоих по ночам программы, потому что парню, конечно, проще, и при встрече ее молодую маму называл серьезно «любимой тещей». Он работал, как проклятый, снял квартиру, разбирался в шубах, духах, бриллиантах, и она смеялась: «Уйди, противный!», но у жизни тысячи вариантов. И когда наконец-то купили кольца, вдруг пришел анализ с пометкой «онко-«, и романти…
… показать весь текст …

Я лежала, вдыхая искусственный воздух, замирая от боли, вжимаясь в подушку. Мой крылатый Хирург без ножа и наркоза мне вчера, наконец, ампутировал душу. И когда моя кровь вымывала из тканей имена, поцелуи, дыхание, шепот… Я тебя метастазами прятала в память. И молилась о том, чтобы Он не нашел их.

Она пахнет мужским Кензо и адреналином,
научилась в жизни взвешивать каждый грамм.
У нее ботфорты — 3 пары — ходить по спинам
и одни кроссовки — бегать в них по утрам.
Она чья-то находка, тайна, жена и мама,
она может — коньяк, бездорожье, шипы и грязь.
Но когда она в воскресенье подходит к храму,
с колокольни ей голубь машет крылом, смеясь.
Она знает так мало, но знает довольно точно,
и стихи не расскажут главный ее секрет…
Между прочим, привычка ложиться в 12 ночи —
это просто побочный, вынужденный, эффект.
Вы ей пишете в личку — а как, мол, и что имели,
препарируя тексты, копаясь в ее душе.
… показать весь текст …

И время… будет… идти по кругу…
считая… бусины старых четок…
и… разлучая… людей друг с другом… готовить встречи… — для разлученных…
и время будет… — стирать… жестоко… освобождая… для новых… — место…
не слыша… — просьбы… не помня… — сроков… пусть… слишком больно… — но очень честно… И… время — будет…
Однажды… просто случится… — нашим…
бери… и… веруй…
Мы… называемся… миром взрослых…
где каждый день… измеряем… мерой… знакомой… — боли… привычной… — силы…
что заставляет… крутиться… — глобус…

ЗАХОДИШЬ В ГЛАЗА.

СОВЕРШЕННО ПОТРЯСЮЩЕЕ СТИХОТВОРЕНИЕ! ОДНО ИЗ ЛЮБИМЫХ У МЕНЯ! Не пугайтесь, что написано в строчку, этот способ записывания стихов сейчас очень моден.

.
Заходишь в глаза. Глаза, как хрустальный зал. Такими глазами смотрят на образа. В прожилках ресниц холодная бирюза. Ныряешь в зрачок, и свет остается за тяжелой портьерой… А ты — у нее внутри. Пустых коридоров путаный лабиринт, под каменным сводом лучина едва горит, ты слышишь своих шагов напряженный ритм, спускаешься ниже — в опасную глубь ее, и воздух почти осязаем, гудит и бьет, и вдох проникает медленно, как копье… Но то, что ты ищешь — дальше. Идем, идем. Седые ступени от сырости чуть бле…
… показать весь текст …

Попытка понять Его замысел безрассудна.
Так может, пора успокоиться и поверить?
Когда мы тонули — Он посылал нам судно.
Когда мы устанем плавать — Он даст нам берег.

Не хочу словами. Слова, как черт,
искушают силой опасных чар.
Я хочу уткнуться в его плечо,
и молчать.

Мы опять не имеем ни шансов, ни прав —
только выкрутить пробки и стать потемнее.
Почему тебя нет ни online, ни in love,
если я без тебя засыпать не умею?
Позвони, расскажи мне забавную чушь —
про невежливый ветер и злые трамваи,
я тебя продышу, проживу, промолчу,
я тебя удержу до рассвета словами —
где-то в снах, от которых всего лишь черта
остается под утро на смятой подушке…
Иногда ты умеешь меня не читать.
Иногда я пытаюсь об этом не слушать.
Иногда нас разводят по разным углам,
как детей, что уже напроказили слишком…
… показать весь текст …

Читайте также:  Коты воители кто лже ежевичная звезда

Ноябрь — почти имбирь. Я не люблю имбирь. Я не люблю корицу и сладкий ванильный дух. Я не хочу решать to be или not to be. Я не умею выбрать только одно из двух. Рынки полны хурмой. Я не люблю хурму. Я не люблю дожди, золото и сквозняк. Я проживу без них. Только вот не пойму, как без того прожить, что не любить нельзя. Как без тебя прожить. Кем без тебя прожить. С кем без тебя прожить, если нельзя с тобой. Осень ввела режим, строгий такой режим, осень ввела войска, правила и конвой. Птицы ушли на юг. Рыбы зарылись в ил. Осень ввела войска. Осень взвела курок. Мне не хватает слов. Мне не хватает сил. Это чужая ты. Это чужой порог. Дальше уже нельзя, дальше твое тепло. Я не могу войти. Я не хочу на чай. Слышишь, они идут — каплями за стеклом. Скоро меня найдут. Здесь комендантский час.
Запах — протяжный стон, даже дышу с трудом, вязкий густой туман держит дверной проем.

Пахнет ванильным сном твой золоченый дом.

Расскажи мне сказку о том — Что я все смогу…
Что однажды ночью… стоя на берегу…
Руку твою… сжимая в своей ладони…
Я увижу, что мир не рушится и не тонет…
Что не рвутся цепи… не падают якоря…

Расскажи мне сказку — правды не говоря…
Расскажи мне сказку — сильнее того, что есть…
Не бывает чудес иных, кроме тех чудес,…
Что мы сами себе — напишем и создадим…

Расскажи мне — Что я… остался… здесь — Не Один…

Давай загадаем желание сбыться, встретиться, где-то столкнуться лбами, в списке попасть на одну страницу, к одной иконе прильнуть губами, давай почувствуем это « вместе», нутром, молекулой миокарда, давай случайно — в пролетах лестниц, на полке старенького плацкарта, на фотокарточке летних улиц из «полароида» иностранца; давай загадаем, чтоб нас вернули — и наконец-то начнем сбываться!

Я не выдержу долго на голом энтузиазме, неприкрытых чувствах и обнаженных нервах.
Я говорю тебе» здравствуй», но в этом « «здравствуй» слышится неуверенное « наверно».
Неверно, но будем вместе, Наверно, долго. Мы будем едины, но что в этом кроме факта,
Который упрям и громок, но в каждом слоге нам то и дело слышится fuck и фатум.
Я не выдержу жизни в жалости и надежде, не дождусь от тебя покоя и постоянства.
Мы будем вместе как прежде, но в этом прежде нам ничего не ясно, совсем не ясно.
Я устала быть вещью, твоей обнаженной вещью. Приезжай ко мне с цветами и алкоголем,
Когда станешь свободным от нищеты и женщин, от беспощадной истерики и агоний.
Мы с тобой просидим до утра, разбирая части то ли общего прошлого, то ли ночей случайных.
Есть слова и минуты, в которых хранилось счастье.
Отличай их от прочего мусора.
Отличай их.

На этот раз — не подводить итогов,
Не осуждать земную кутерьму.
Пожалуй, глупо требовать у Бога
Того, что можно сделать самому.

СЧАСТЬЕ РАСТВОРЕНО ВО ВРЕМЕНИ.

Счастье растворено во времени и оседает в простых вещах. Я ничего не могу тебе обещать, да и нужно ли что-нибудь обещать? Вот утро начинается снегопадом, вечер заканчивается дождем. Я все еще жив, ты рядом и мы ничего не ждем. Если кто-то и продолжает еще высчитывать что к чему, дай Боже ему терпения, прощения дай ему, а нам, оставляющим тьму в покое, бредущим по декабрю, дай никогда, никогда не вспомнить то, о чем я не говорю. Чтобы согреться, ты должен прежде позволить себе остыть. Мысли подобны другой одежде — праздничны и чисты, каждая мелочь имеет силу, каждая речь и часть, если ты просишь Его о счастье, научи себя замечать. Замечать, как имя твое превращается в нежный звук, как город становится радостным, готовится к новому Рождеству. Если ты хочешь увидеть смысл, никогда его не ищи.

Читайте также:  Желтая моча с запахом у кота

Счастье растворено во времени, это знает каждый опытный часовщик.

Рассказать тебе о моей катастрофе, девочка? Показать полигон, что ядерным взрывом выжжен. Сквозь огонь или медные трубы. Но это мелочи. А из крупных купюр остается простое: выжить. И ведь не было боя, снаряды дождем не падали, не атака пришельцев, не новая мировая… Это мы отравляли наш воздух, дышали ядами, друг от друга себя потихонечку отрывая, лоскутками обвисшей кожи сходили, клочьями, даже тело июня пахло сожженным августом…

Брось монетку — еще вернешься, когда захочется…

Можно я помолчу о том, что внутри?

Он будет новым. Елочка, гори.
Взрывая дождь, гудят автомобили.
Нас любят те, кого мы не любили,
Мы любим тех, о ком не говорим.
Мы стали старше, дальше и слабей.
Они виной. Да только вот они ли.
Мы поменяли ( или изменили)
Самих себя. Но не самим себе.
Январь придет, как водится, с утра,
Спокойный, сонный, сядет к изголовью…
Любовь всегда сменяется любовью.
Он будет новым.
Что ж, давно пора.

Когда наступает утро на тонкий лед,
Его покрывая причудливой сетью трещин,
Меняются звуки и оживают вещи,
И кожа теплей становится под бельем,
Под шелка кружевом, в маленьком тайнике,
Который ладонь накрыла, как мягкий купол…
Она собирает сказки, стихи и кукол.
А я собираюсь солнцем в ее руке.
Когда наступает утро, среди снегов,
В пуховых сугробах, в постельной метели белой
Я теплым лучом опять проникаю в тело,
Которое пахнет розовым молоком.
Она говорит о песнях и облаках,
И пристально смотрит, и замирает рядом…
… показать весь текст …

Отрывается плоть от плоти —
Внутриклеточно, каждый час.
Вы легко без меня живете,
Я легко отпускаю вас —
Или приступ сезонной лени,
Или мертвое не болит…
Лобачевский, конечно, гений,
Только прав все равно Евклид.
Так давайте не ждать ответа,
Не стучаться в чужие сны,
Мы на двух полюсах планеты,
Мы на разных концах весны.
Это больше не поле боя —
Наша мирная не-война,
… показать весь текст …

Я чувствую людей физически, даже говоря с
ними по телефону. Мне достаточно минуты рядом —
неосторожного касания, едва уловимого запаха —
и я расскажу о человеке все. В сущности, все меня
не интересует. Я безошибочно определяю главное —
смогу ли быть с ним рядом. Мгновенное
сканирование — и человек либо становится моим,
либо перестает для меня существовать…
Это странное свойство — дар или наоборот, это
что-то из первобытных инстинктов, проделки
какого-то непойманного учеными гена, путани…
… показать весь текст …

Что там сейчас? Потоп? Неурожай? Возьми билет и просто приезжай — смеяться , плыть: Нева невероятна , на теплоходах пледы и вино , и если мы не виделись давно , то стоит в это лето бросить якорь. Есть день луны , и есть условный срок курсивом оказаться между строк , стать лилией , жар-птицей , амулетом , смешать все карты , выйти за поля , воспользоваться правом позволять себя другу другу , обходя запреты. Есть мессы , бесы , только нас , босых , крылатых духов взлетной полосы , полночных странниц , ангелов бумажных не отпускали стражники к реке и память на коротком поводке пытали тем , что , в сущности , неважно.
Есть тысяча причин , и мы молчим , и знаем честь , и не храним ключи от душ /но помним: были дубликаты/.
Который час , мой свет , который час? Я начинаю по тебе скучать настойчиво. Скажи , с чего начать?
С того , на чем закончили когда-то.

Источник