Меню

Коты с рыбой василий

Василий

В деревушку, раскинувшуюся на берегу большой реки, он попал случайно. Сезонные дачники, снявшие дом у Михеича на все лето, привезли его с собой. Кормили, забавлялись, как водится, а склонность ловить мышей он проявил сам. На воле кот преобразился. Шерсть его засверкала, морда округлилась. Он даже стал чуточку крупнее. Быстро развивались его охотничьи способности. Пойманных мышей кот съедал. Хозяйка, раз заставшая Ваську за этим занятием, запретила детям обнимать его и гладить, перестала пускать кота в спальню, столовую и детскую комнаты. Однажды Васька поймал крысу, есть не стал, но принес и положил на крыльце, вызвав шок хозяйки и испуганные крики детей. Хозяин надел старую варежку, брезгливо, с отвращением взял васькину добычу за хвост и отнес на помойку. С тех пор «несъедобные» трофеи кот стал приносить на крыльцо, вызывая каждый раз недовольство хозяев.

К концу лета он заметно окреп, превратился в настоящего, сильного кота. Отсутствие человеческой ласки с лихвой компенсировал «играми» с полупридушенными объектами охоты. Кормили его теперь от случая к случаю, часто забывая открыть на ночь форточку на кухне. Когда же ночные походы заканчивались, он долго ходил вокруг дома, жалобно мяукая и царапаясь во все двери. Однажды над ним сжалился хозяин дома – одинокий старик бакенщик Михеич, живший все лето в маленькой пристройке. Но кошек он не водил, ибо всю жизнь держал певчих птиц, и свой выбор сделал еще в молодости. Правда, в последние годы, когда остался один, стали одолевать мыши и особенно крысы, переселившиеся из соседского свинарника, где им объявили войну. Пришлось старику клетки с певунами перевешивать под самый потолок, а Ваську, пытавшегося с дивана допрыгнуть до них, выдрать, как следует. Но сделать это понадобилось всего один раз. Кот оказался очень понятлив. И на клетки с тех пор боялся даже посмотреть. Конечно, охотничья страсть в нем бурлила, но уважение к новому своему хозяину не позволяло переступить запрет. Осенью, с приходом холодов, дачники съехали, даже не вспомнив про своего кота, по-видимому, к обоюдному удовольствию.

Старому бакенщику работа на реке давно уже была в тягость, но замены не находилось, ибо в деревне все восемь домов – почти одни старики. Михеич твердо решил после ледостава подать «рапорт» на увольнение по возрасту. Как на грех, в том сезоне навигация затянулась, и бакенщик едва управлялся с нелегкой работой. Наконец, в декабре река стала, и старик заболел. Недомогание он чувствовал давно, но служба не позволяла расслабляться. Михеич терпел, скрипел, но держался. А как только расслабился, загремел в больницу с воспалением легких. Перед тем как лечь, птиц своих он определил на время к другу – птицелову, а с котом определиться не успел. И пришлось Василию долгие, суровые полтора месяца скитаться.

Сначала он поселился в подполе, куда пролезал через отдушину в фундаменте, но нетопленая печь выстудила и его. Да и мыши из холодного дома быстро ушли, а бескормица куда страшней. И пошел Василий искать «тепла» в чужих домах, то на чердаках у теплых печных труб, то в подпольях, часто выдерживая натиск хозяйских котов. Постепенно отношения с котами у него налаживались, а вот с людьми было хуже. Много раз пришлось уворачиваться от хозяйского полена, когда голод заставлял проникать на кухню и воровать еду. Впрочем, некоторым доставляло радость наблюдать, как Василий охотится на воробьев. Залезет под застреху хлева, устроится над поросячьей лоханью и замрет. Воробьи слетятся на лохань, а он тут как тут. Камнем падет вниз. Кого лапами, кого зубами ухватит, шмыгнет в поленницу или еще куда и там схрумкает, мурлыча от удовольствия. Сердобольная бабуля, из окошка наблюдавшая охоту, обмакнет в молоко краюху ситничка и, выйдя во двор, незаметно скормит сироте. В конце января ударили морозы. Трудно пришлось Василию. Шерсть потеряла блеск, местами свалялась, перепачканная сажей, обозначились на боках ребра. Но мышцы на груди и лапах стали еще крепче. Глаза его воспалено и лихорадочно блестели. Он начинал дичать. Совсем стал забывать свой холодный дом. Но однажды издали увидел над ним столб дыма. Сторожко начал пробираться к родному крыльцу, ибо жизнь научила не поддаваться чувствам. Сквозь порожную скважину потянуло теплом и Михеичем. Уж его-то запах Василий помнил всегда. Он мяукнул, потом еще и еще… И дверь открылась.

Михеич нагнулся, хотел взять на руки, но кот шмыгнул в открытую дверь и – прямиком на кухню, к печке. После плотного обеда отношения с хозяином стали налаживаться. А вечером Михеич надел валенки, шапку, и кот забеспокоился. «Ну, что ты, дурашка, успокойся, я больше не уеду, не брошу тебя», – чувственно проговорил старик. Он толкнул дверь в сенцы, и кот пулей вылетел впереди него. Михеич подошел к поленнице, набрал охапку дров, и Василий тут как тут. Михеич в баню, и кот за ним. Так и ходил следом. И топили баню вместе. А когда она прогрелась, хозяин набрал в тазик теплой воды и в предбаннике, как ни странно, Василий позволил себя помыть, обернуть тряпкой и отнести в дом на печь. Потом старик пошел мыться сам. Кот в первый раз остался на печи дожидаться хозяина. Но с тех пор повелось у них все делать сообща – и по воду, и в магазин. А весной, когда лед сошел, и установились теплые дни, стали ходить они на рыбалку. Михеич с удочкой впереди, а Василий сзади. Важный такой, хвост трубой, вышагивает по тропинке. Кто увидит – улыбнется.

Ближе к лету стряслась в деревне беда. Умерли одинокие старики, муж с женой. Сначала-то померла старуха, а через неделю от тоски ушел и старик. И осталась у них кошка с котятами. Сама-то кошка рыжая, но вот котята, все пятеро, дымчатые, очень похожие на Василия, правда, у двоих заметны рыжие подпалины на боках. Никто не хотел брать целое семейство. Неизвестно, Василий привел их во двор к Михеичу или кошка сама пришла, но только поселились они в подполе. Пришлось Михеичу их подкармливать, но чаще это стал делать Василий. Как только попадал к нему лакомый кусок, тут же тащил его во двор. Старик не противился. Лишь бы в дом не ходили, птиц не пугали.

Летом в рыбалках Михеича и Василия стали происходить странности. Вот придут на берег, Михеич забросит удочку, сядет на кочку, а кот на бугорок, где селяне берут песок для строительных нужд. И сидит кот неподвижно, пока хозяин ловит. Если мелочь попадется, старик бросает ее Василию, а тот хрумкает, мурчит. Если бы Михеич хоть раз бросил ловить, обернулся и внимательно пригляделся, то обязательно увидел бы шагах в тридцати, в кустах шесть пар вожделенно горящих глаз. Но он этого не сделал. А странность стала проявляться так. Пойманную рыбу старик надевал на кукан, опускал в воду, а свободный конец набрасывал петлей на коряжину, торчащую из воды. Стоило только ему отлучиться по нужде, или заканчивались черви, и требовалось подкопать, как кукан с рыбой исчезал. Михеич сразу заподозрил Василия, но сомнения порождались тем обстоятельством, что съесть сразу, мгновенно килограмма два рыбы кот просто не мог. При этом он не отказывался от законной мелочи. «Значит какой-либо водяной зверь – крыса, ондатра, норица или выдра» – решил рыболов. «Но при этом зверь должен влезть на коряжину и сбросить с нее петлю» – отметил подсознательно Михеич и стал внимательно осматривать прибрежную песчаную полосу. Следов зверя не обнаружилось. По-видимому, он приходил из воды и в воду же уходил. Старик просидел до самого вечера, пока кукан опять не стал увесистым. Оставил удочку, покрепче привязал кукан, взял лопату и пошел вдоль по берегу. Шагах в сорока остановился, воткнул лопату в землю и стал наблюдать. Василий сидел на бугорке, зверь из воды не вылезал и кукан оставался на месте. Он еще поковырял лопатой землю, но ситуация осталась прежней.

Делать нечего, надо идти домой. Михеич вернулся к насиженному месту, смотал удочку, снял кукан, поднял лопату и в сопровождении Василия побрел восвояси. Смеркалось, когда они вошли во двор. Старик достал трех рыб помельче и наклонился к отдушине: «кис – кис – кис» – позвал он. В ответ – ни звука. Он положил рыбу на отмостку и поднялся на крыльцо. «И это странно», – подумал хозяин, – «обычно встречают в надежде на угощение, а тут как сквозь землю провалились».

Утром, после легкого завтрака опять отправились к реке. Кот – на бугорок, хозяин – к коряге. Клевало хорошо. Михеич одну за другой выудил шесть крупных плотиц, потом стал брать окунь, брать взаглот, и банка с червями начала иссякать. Рыбак взял лопату и пошел за червями. Еще не дойдя до места копки, он обернулся и замер. Василий с берега сиганул на корягу, снял петлю зубами, выдернул кукан из воды и сделал обратный прыжок. Поволок прыгающую рыбу по росной траве и за бугром скатился в песчаную ямку.

Прошло совсем немного времени, и он уже сидел на бугорке, также неподвижно, как и прежде. Михеич накопал червей, вернулся, сделал новый кукан и стал наблюдать за Василием. Снова начало клевать. Рыбак увлеченно подсекал окуней и плотиц, а когда оглянулся, кота на бугре не было. Он быстро подошел к котовой сиже, вора не видно. На дне ямки песок шевельнулся, еще, еще раз. Михеич шагнул вниз и сразу увидел кончик кукана. Потянул за него и вытащил украденную добычу. Снова огляделся. Василия нет. «Ай, прохвост, ай, злодей, – возмутился в сердцах старик. – Значит, он ее здесь и прятал, чтобы после нашего ухода накормить семейство, но как, когда он приводил его к ямке, или…» – мысли рыбака оборвались, так как на тропинке появился Василий. За ним деловито вышагивали котята, и замыкала шествие кошка. Увидев Михеича, кот замер на месте. Команда сгрудилась сзади, будто чувствуя или сознавая свою провинность. Василий переминался с ноги на ногу, смотрел то на Михеича, то на котят. По всему было видно, он не знал, что ему делать. И все же наглость поборола, а может быть, это было просто любопытство, ибо кот пошел прямо к ямке. Он давно увидел кукан с рыбой в руках хозяина, и это его сильно озадачило. Василий засуетился, громко мяукнул, прыгнул в ямку, выскочил оттуда, жалобно застонал, упал на спину, стал кататься по траве, рвать когтями на груди шерсть. Что происходило в его кошачьем сознании, трудно сказать, но он был явно не готов к вероломству по отношению к себе и, по-видимому, к своим подопечным.

Читайте также:  Кот который был почтмейстером

Михеич стоял с добычей возле убивающегося по утрате Василия и, смеясь, уговаривал его не рвать на себе волосья. Завидя рыбу, подошло и семейство. Старик перехватил кукан с обратной стороны и стряхнул улов на траву. Котята набросились на еду так жадно, будто три дня ничего не ели. Кошка сидела поблизости. Спокойно наблюдала происходящее. Василий остепенился, присоединился к ней. Облизываясь, вожделенно смотрел на рыбу. Теперь, когда все вернулось на круги своя, он был не прочь и пообедать. Котята хватали, терзали ту рыбу, которая еще шевелилась. А поскольку экземпляры были значительно больше ладошки, силенок еще не хватало усыпить добычу и съесть на месте. Потому они стали разбредаться по прибрежной лужайке, как бы играя с трепещущей рыбой. Уснувшие плотицы и окуни остались на месте, и взрослые кошки, сладко урча, тоже принялись за еду, не обращая никакого внимания на сомлевшего Михеича.

Кажется, теперь и у него появилась семья. И уж вдвоем-то с Василием они ее, конечно, прокормят.

Художник Ника Мазила ( акварель/бумага)

Источник



Первая рыбалка кота Васи

У наших кумовьев есть кот. Не, не так, это КОТ! Шикарный такой котяра неизвестно какой породы. Да это и неважно. Они его нашли где-то на помойке полудохлым слепым котенком, выкормили из пипетки, возились больше, чем со своим сыном. Вырос роскошный кот по имени – угадайте? Конечно, Васька!

Василий кот своенравный, но очень трусливый. На даче дальше 3-х метров от хозяев никогда не отходит, очень боится пчел и мух, но ловит и ест кузнечиков. А еще, обожает рыбу в любом виде, даже кильку в томате.

В общем, собрались мы в выходные на рыбалку. Кума и говорит:

— А давайте Ваську с собой возьмем. Воздухом подышит, кузнечиков половит, а то сидит целыми днями в квартире.

Решено – Ваську в переноску, поехали.

Озеро и природа котику очень понравились. Он даже к воде подошел, лапкой потрогал, ловил букашек, с детьми играл, но далеко не отходил – страшно! Тем более, рядом пасся старый конь – а вдруг он котов ест?

А когда начался клев, Вася скумекал, что рыбки его любимые из воды сами вылетают и полностью переключился на рыбалку.

Все было нормально, мелочь отдавали коту, и он уже икал от обжорства. А тут кум подцепил что-то покрупнее! Васька аж привстал от предвкушения.

Дальше все происходило как в замедленной съемке, но всего секунд 10, не больше.

В тот момент, когда карп весом почти под килограмм вылетел из воды, кот недолго думая, делает шикарный прыжок и в полете всеми когтями вцепляется в рыбину!

Крючок не выдерживает такого веса, обрывается и Вася вместе с рыбой громко плюхаются в воду. С разгону они уходят под воду полностью.

Кума, которая в это время соображала бутерброды, с воплем «Спасите!», бежит к берегу – Васю спасать. Но подбежала она в неудачном месте – прямо к обрыву. И край его просто сполз в воду. А кума, так красиво взмахнув руками, съехала вместе с ним. Сразу почти по грудь – глубоко у берега оказалось.

Кум кинулся ее вытаскивать, а тут над водой появилась голова Васи с совершенно очумевшими глазами. Но он явно собрался утонуть, поэтому мой муж, не раздумывая, бросил свой немецкий спиннинг и прыгнул в воду. Он подплыл к Васе и схватил его. Кот от страха стал карабкаться спасителю на голову, по пути обдирая лицо когтями. Так они и доплыли – муж весь в крови, Вася на макушке. Все это сопровождалось воплями перепуганных детей.

За это время кум с трудом вытащил куму. Она была вся в грязи и тине, с прилипшими червячками, и одной полностью босой ногой. Ее новенькая, только-только купленная кроссовка осталась где-то там в иле. Найти ее не удалось.

Пока я успокаивала и отмывала трясущуюся куму, муж разделся, развесил на кустах одежду (запасной не было) и вспомнил про свой немецкий спиннинг. Это подарок его любимой мамочки и он им очень дорожит. А спиннинг утонул.

Было решено попробовать его выловить другой удочкой. Закидывали, закидывали и таки зацепили леску. Но вытащить не удавалось – спиннинг зацепился за корягу и вместе с ней поднимался, но она его не отпускала.

Муж решил второй раз лезть в воду. Он доплыл до того места, нырнул и таки освободил спиннинг, довольный вылез. Теперь всем рассказывает, что под водой видел огромное черное чудище со светящимися глазами – и оно смеялось!

Пораженные происходящим, все как-то про Васю забыли. А тут из кустов вылез мокрый «виновник торжества» и как ни в чем не бывало, сел на берегу с видом – рыбу почему не ловите? На всех напал истерический смех.

Кстати, пока мы суетились на берегу, прибежали два бродячих пса и сожрали всю нашу еду. Одни огурцы остались.

В общем, первая Васина рыбалка удалась на славу!

А Василий стал заядлым рыбаком – он теперь каждый раз ездит с нами, даже в дождь. Дома спит с тем самым немецким спиннингом в обнимочку. Один раз кумовья пробовали оставить его дома, но он так орал, что кум вернулся и взял «рыбака».

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Источник

Ответ на пост «Девочка с фантазией»

Некоторых пикабушников заинтересовало истинное значение рыбы и кота на картине «Четырехлетняя девочка с кошкой и рыбой» Джейкоба Геррица.

На самом деле это аллегория благочестия. Сексуальная страсть представлена кошкой, пытающейся съесть рыбу. Юная девушка препятствует этому, демонстрируя торжество добродетели и сдержанности над низменным инстинктом и немедленным удовлетворением.

Ребенок уверен в себе, о нем заботятся и он красиво одет, что является примером родительской привязанности и демонстративного потребления.

Найдены дубликаты

Ну то что четырехлетняя девочка сдерживает свои сексуальные порывы — это конечно сильно, достойно отдельной картины.

«Юная девушка препятствует этому, демонстрируя торжество добродетели и сдержанности над низменным инстинктом и немедленным удовлетворением.» — убивает медленно и мучительно рыбку.

это как отсылка в современной поп культуре.

для кого то буква «S» на груди толстяка просто буква. А для тех кто в теме — это стёб про жирного Супермена.

В те времена аллегорические символы были строго регламентированы. И все образованные люди понимали, что означает рыба и какими предметами или животными обозначали похоть.

нам в музее как то рассказывали про скандал во Флоренции, где видный дож заказал портреты своих дочерей. а художник, которому не доплатили, подрисовал около подола платьев девочек по паре кроликов. просто мило сидящие кролики в траве.

заметили не сразу. а отмыться потом от разговоров о том, что дочки дожа блудницы — уже не получилось.

сплетни про «девки порченные, художник жил в их доме и что точно знает!» растеклись со скоростью света по городу и провинциям.

Вот-вот. Первая мысль — бедная кошка не успела вовремя съебаться от активного ребенка, и сейчас орёт, пытаясь вырваться. Но куда там, девочка твёрдо решила «накормить бедную кошечку» рыбой, и хрен теперь кошка отвертится.

а еще может быть, что это просто девочка и кошка без каких то скрытых и глубинных смыслов)

суть в том, что живописцы прошлого писали по канонам, которые были жестко регламентированы, а не как сейчас «я так вижу»

основные потребители искусства были люди небедные и соответственно, получившие хорошее образование. для них такие вот «смысловые крючки» то же самое, что для нас пасхалки в играх или отсылки в кино.

и если сейчас кто то нарисовал в уголке картины рыбу, пожирающую человека со стороны ног, это просто эпатажная картина с какой то ебаниной.

а образованный человек 15 века поймёт, что художник протроллил какого то человека, назвав его пидором.
такие картины есть. и по предметам одежды, и перепискам современников, искусствоведы даже могут точно сказать, кого именно художник так стебанул. потому что увидев такую картину, зрители сразу вкуривали в чем дело и писали кому нибудь в письме «Приезжай на приём к господину такому то, там шалун Иероним папу римского блудником обозвал. Сам увидишь.»

по поводу аллегории добродетели

в те времена, иметь картинки такого рода в доме, было необходимо, чтобы слыть человеком с нужной репутацией.

вот родилась в семье дочь. уже с пеленок родители думают, как бы её выгодно замуж продать.

заказали картину про благочестие. повесили на видном месте.

приходят гости (из таких же обеспеченных семей) и понимают «это дом приличных родителей. дочь из этого дома взять в невестки будет не позорно»

Спасибо вам за ваши комментарии, очень познавательно! ❤️

Кто успел, тот и съел)

Видео взято из сети.

Корюшка

Открыла свой сезон корюшки.
Многие корюшку жарят непотрошёной, говорят так сочнее. Я предпочитаю отрезать голову вытягивать внутренности и хвост укорачивать рыбе, так в сковороду больше поместится. Икряная .
Приятного нам с Дусей аппетита.
Евдокия предпочитает сырую рыбку.

Котопортреты. Баян или искусство?

Боевой кот Василий

Вьетнамец или просто ГУК

Шанячка, но не съедобная

Мона Рыжее Солнышко

Все коты настоящие. Защищено авторским правом=D

P.s. Последняя девочка моя

Снято все на Сапог 250D. KIT18-55. Не спрашивайте меня: это геморрой так фоткать

Пушистый друг

Не зря говорят, без кота и жизнь не та. Вот так бы сидела дома с ОРЗ и грустила. А теперь сижу, болею, фоткаю кота, и это совершенно другое дело! Котики все делают лучше.

P. S. Бонус внутри — модель получила заслуженный гонорар:)

Котопортреты

Коты мои, тег «моё»)

Чё офигел? Щас я тебе покажу кому тут солёное нельзя

Все тлен или кушац сегодня больше не дадут

Котейка

Весна. Коты прилетели

И офигели от количества какул на остатках тающих сугробов.

Нарды с японскими гравюрами

Март прям богат на дни рождения у моих друзей, поэтому показываю вам еще одну штуку, которую дарила вчера своему старинному товарищу.

Нарды с японскими гравюрами 19 века авторства Каванабе Кесай. Потрясающий художник с тонким чувством юмора, его работы сразу приглянулись мне как тема для дизайна.

Работа вышла непростая, тем более, что у меня давно не было такого пушистого зверья, но результатом я довольна.

Читайте также:  Вино cotes rhone кот рон селье

Друг был очарован, пол вечера с ними провозился.:)

Заготовка из фанеры, ручное выжигание аппаратом Razertip SS-D10, тонировка морилкой Liberon, покрыто лаком Krylon Uv-Resistant

39см х 15см х 5см

Время создания — суммарно часов 25 примерно.

Этот сладкий кадр. 🙂

Портрет кота

Маленький добытчик

Видео взято из сети.

Немного тёплого молока перед сном

Для моего друга Макса и его прекрасных котов.

Заказчик доволен!

Рыба моей мечты

Перед Новым годом увлеклась ёлочными деревянными игрушками. Делала их на заказ.
И плавно это дело перетекло в изделия по масштабнее. Сделала несколько деревянных панно с ручной росписью.
Вот одно из них. Кошак с рыбёхой.
Основа вырезана лобзиком из массива сосны. Отшлифована наждачной бумагой разной зернистости. Далее расписано акриловыми красками. На обратной стороне веревочка, чтоб весить котейку на стену.
Полностью авторская работа 😎

Девочка с фантазией

Художник: Итак, как бы Вы хотели, чтобы я Вас нарисовал, юная леди?

Девочка: С моей любимой рыбой.

— Вы уверены? А может .

— И ещё с пьяным котом.

Al Azif. Лунные кошки

Привет всем, я Стенли Уокерман, и я мошенник. Да, вот так вот сразу я говорю вам об этом. С порога, не стыдясь. Смысла нет что-то скрывать, когда ты находишься в психиатрической лечебнице, в шаге от грязного и незабываемого Ада, и всё это буквально. Сразу скажу, я не продавал старушкам пылесосы с накруткой в миллион процентов, не выводил в офшорные зоны миллионы с банковских счетов честных вкладчиков, и не обогащался через подставные фонды. Я был мошенником для тех, кто шёл ко мне, надеясь получить капельку мошенничества, ибо так им жилось спокойнее. Чаще таких людей называют шарлатанами. Я был предсказателем, экстрасенсом, медиумом, как ни назови. На сегодняшний день, я – диагностированный шизофреник, но это, разумеется, не так, ибо я получил свой дар. Напросился, так сказать. Я даже помогаю некоторым местным пациентам. Они получают некоторые ответы, и их недуги текут проще. Но это и проклятие, ибо теперь я вижу всё. Я даже не могу описать это «всё». Я всё ещё нахожусь в нашей с вами реальности, Дамы и Господа, но она выглядит совсем иначе, напоминая трип любителя сальвии дивинорум. И те, новые области, что я открыл, что стали мне доступны, далеко не пусты. Вы ищете внеземную жизнь или может ждёте, пока её кто-то найдёт? Рассказывают страшную тайну, вы не сможете ИХ увидеть, потому что вы не сможете их понять. Понять, почему это существует, почему это вообще так и таким образом, и как это возможно. Но я не об этом. Я не об этом пишу, пока мой разум ещё целостен и держит все мысли и воспоминания. Я два месяца выпрашивал бумагу и что-то, чем я могу писать, и мне дали этот проклятый огрызок карандаша. Будто это я хочу себе навредить. Смешные.

С чего же там всё началось? В то время я путешествовал с ребятами из шапито. Я не знаю, как и правильно обозвать. Алкаши, извращенцы, продавцы метамфетамина? Цыгане? Хотя, их было всего двое, и я даже не знал сначала, что они цыгане. Да, то самое сомнительное развлечение, которое колесит по мелким и не очень городкам, ставит там аттракционы, развешивает гирлянды, а люди потом радостно бродят по нашим шатрам, отдавая деньги за возможность кидать шарик в сахарную вату, чтоб выиграть предсказания, хотя купить это всё, конечно же, дешевле выйдет. Вот предсказания – это к нам. Тут надо уточнить, что именно будущее-прошлое было моей работой, когда уходила в запой моя коллега, серьёзно считавшая себя потомственной ведьмой, и всё прочее. Я у них играл безумного араба, но я для этого входил в образ, приклеивал усы с бородой, одевал тюбан и вёл себя так, будто мой трип пошёл не по плану. Ей вот не надо было притворяться. Она всегда выглядела, будто обожралась белладонны и сбежала с костра. Никогда не видел её в приличной одежде и без запаха изо рта. Я бы вообще не назвал это одеждой, какой-то мешок, шали, одеяло, только что не коробка от телевизора. Но наш начальник ей гордился. Говорил, что нашёл её, бродящую по албанскому селу. В её доме нашли четыре трупа, в итоге, но он как-то смог её вывезти из страны. Я вообще в это не верю, потому что она неплохо говорила по-испански, и конечно она говорила по-английски, но это всё. В тот самый день, она не смогла выйти на работу, по причине встречи с кулинарным шерри предыдущим вечером. Мы тогда были с гастролями в довольно крупном городе, отвоевали себе место на набережной, а значит ближе к вечеру люди шли весьма охотно, и несли деньги, конечно же. Первой была безутешная вдова, которая пришла в сопровождении человека, едва ли являющегося её сыном, или она родила его лет в двенадцать, за что он добросердечно и массажировал её задницу, весь их визит. Она очень просила узнать у её усопшего мужа, где он хранил красный ключ, и я, конечно, хотел пошутить, на тему красных ключей и загробного мира, но она бы всё равно не поняла, а посему выдумал историю, как дух, превозмогая ненависть, всё же согласился направить её в сторону неких гаражей, и мадам ушла довольная, чмокнув сынишку, чьи мускулы не смогли переварить информацию. Думаю, потом она сама ему всё объяснит, а я получил свою оплату и отличный чай. Видимо, угадал. Что-то. Затем пришли подростки, долго ржали, делали странные телодвижения по велениям гормональной бури и пытались закурить внутри шатра. Их очень интересовала возможность призыва духа некой местной знаменитости, в чьём подвале нашли пятнадцать голов в банках с формалином. По поводу знаменитости – это от части сарказм, ибо он был никем, а прославился только этим головами. Зато надолго. И вот его фанаты сидят у меня и воняют травой. Я подзабыл, что им наплёл тогда, но они ушли жутко довольными, и я так слыхал, что часть из них вырезали потом схожим образом, что дало полиции возможность опять открыть дело. Либо полиция ошиблась, либо появился подражатель, либо у меня что-то получилось уже тогда. После этих подростков захаживали большей частью скучающие офисные работники и семьи, которые просто просили узнать – всё ли у них будет хорошо. В шаре сели батарейки, так что я раскидывал Таро, которые орали «СМЕРТЬ! СМЕРТЬ!», и рассуждал о большой удаче, везении и отличной жизни всех этих людей. Так прошло время до утра, и я уже хотел вытаскивать из-под полы бурбон, смывать грим, и закрываться. Большая часть нашего карнавала уже не работала, и разве что в ресторанчике можно было позавтракать. Я бы не стал, но вариант такой присутствовал.

Я не добрался до виски только по причине лени. Я сидел, вытянув ноги, слушал чаек, волны, и погружался в атмосферу «я ничего не делаю», как вдруг зашли они. Мужчина и женщина. Признаюсь, я даже немного испугался. Во-первых, это было очень внезапно, и я, само собой, не ждал никого в такое время. Никто бы не ждал. Пора на работу, похмеляться, на учёбу, блевать за мусоркой. Что угодно, только не идти к экстрасенсу. Во-вторых, их внешний вид был крайне пугающим, что я даже допустил мысль – а не родственники ли моей коллеги прибыли. Но нет. Они увидели меня, и почти побежали в мою сторону, если б у меня было, где бегать. «Спасите, помогите, нам нужна помощь!», – кричали они. Я такое видел первый раз. Кое-как я их усадил, и, чтоб добиться внятного ответа, налил уже им. Смотря в их серые, измождённые лица, я их слушал, и не знал, смеяться, плакать, отговаривать или уговаривать. Парочка, по какой-то причине, была свято уверена, что я настоящий экстрасенс, что я реально могу общаться с мертвецами, что я могу предсказать прошлое, как минимум – весь вот этот функционал они ждали от меня увидеть. Далее пошла их предыстория, из которой я узнал, что я уже пятый, к кому они обращаются, но они знают, что вот сейчас им точно повезёт. Далее я выяснил, что ко мне они пришли с целью найти своего ребёнка, но он не пропал, как обычно пропадают дети, будь то: пошёл в лес с друзьями, и никого не нашли; родители отвернулись, а потом все ищут белый фургон; ушёл с детской площадки в компании более взрослого любителя мороженого. Нет, ничего такого. История, которую я услышал от них, попахивала шизофренией, но кто я такой чтобы спорить? Со слов Мистера и Миссис Лински, однажды ночью они стояли на открытой веранде, на втором этаже их дома (тут я испытал зависть), вместе с их дочкой Ланой, десяти лет. Мол, у них там много места, и они там проводили семейные торжества. С ними был их чёрный кот, и, буквально на пару минут, пока родители ходили за десертом, кот пропал. Они спросили у Ланы, куда он делся, и она ответила, что кот прыгнул очень сильно, в специальное время, и отправился на Луну. Тогда все посмеялись, решив, что кот махнул куда-то на дерево за птицей, и решили поискать его утром. Утром как-то не задалось, а Лана и вовсе не проявила интереса к поиску, ссылаясь на то, что кот упорхнул на естественный спутник, и его теперь не найти. Через пару дней, кота даже попытались найти, но безрезультатно, от чего сделали вывод, что он удрал в ближайший лес, а там пал жертвой в битве с окружающей средой и более крупными собратьями. Лана же грусти не выражала, и радостно одобрила покупку нового котёнка, сказав, что потом познакомит его со старым. Чета Лински тогда испытала некоторый дискомфорт и мороз по коже от невинных детских слов, даже не поняв, что не так. К психологу дочку они, кстати, отвели-таки, но тесты сказали, что всё просто прекрасно. В итоге, дочке купили вкусностей, котёнка и самокат. Далее пошли первые, как было сказано, тревожные эпизоды. Лана начала рисовать, как кот прыгает на Луну. Много-много раз, с разных ракурсов, так натурально, что обеспокоенные родители чуть ли не начинали ей верить, но всё выливалось в ещё большее количество посещений психолога, и в итоге им даже сказали, что у девочки есть какая-то зацикленность на котах, улетающих на Луну, но списали всё это на бурную фантазию. Так шло время. Лане уже было двенадцать, её новому коту, плюс-минус, два. И вот она исчезает. Полиция начинает поиски, и начинает не только с прочёсывания местности, но и с комнаты девочки. В комнате они находят просто ворох рисунков на тему котов и Луны, которые стали в разы более качественными, а также какие-то рисунки и пометки в Атласах и картах. Примерно, в одно время с тем, как пришло понимание, что девочка планировала куда-то ехать, не посвящая в это маму с папой были найдены свидетели, что девочка, которую им показали на фото, была замечена неподалёку на трассе. Там она уламывала людей отвезти её в точку, что она дома отметила на одной из карт, найденных в комнате. С ней пытались говорить водители и прохожие, но в итоге она села в машину к пожилому мужчине, сказав, что ей надо добраться домой. Далее машина в розыске, жёлтый сигнал, везде гудят о похищении, ещё и лицо мужика на камеру попало, и вроде бы дело почти закрыто, и тут они находят машину в нужной точке. Внутри лужа крови на водительском месте, и одна нога от того мужика, рядом с машиной. А девочки нет. Где-то в тот же момент заметили пропажу кота и предположили, что Лана увезла его в рюкзаке, который был у неё на спине на записях с камер, и исходя из описания. Расследование зашло в тупик. Шли месяцы. От Ланы был лишь буквально след. Кровавый отпечаток, который остался на сиденье внутри машины. Экспертизу, разумеется, провели, но вся кровь принадлежала лже-похитителю. Всё, дальше официально никто никуда не продвинулся, и после Лински пошли по шарлатанам, вроде меня, искать правды. Я пару раз даже хотел им сказать что-то вроде «экстрасенсов не бывает, я шоумен», но мне не давали рта раскрыть». Когда они закончили, я всё ж задал иной вопрос.

Читайте также:  Опухоль за ушком у кота

– Так, а что требуется от меня, в данном случае?

– Мы хотим, чтобы вы нашли нашу девочку, мистер Уокерман.

– Почему вы считаете, что я смогу это сделать? Я понимаю, что по телевизору крутят различные шоу, где люди с некоторыми способностями ищут тела в болотах, но я за всю жизнь не делал ничего столь объёмного. Во… во всех смыслах.

– Ещё раз спрошу, почему всё же я?

– Лана нам сказала.

– Что-то новое. И как же это произошло?

Они положили на стол камешек. Плоский плотный камень, на котором была выжжена, а может выбита и обведена, я не сильно разобрался, цифровая последовательность.

– Мы нашли его на балконе, мистер Уокерман, – сказал Мистер Лински.

– И что это значит?

– Это координаты. Точные координаты, где стояла ваша палатка. Мы сюда приходили три дня, ничего не могли понять, а потом внезапно ваша ярмарка у нас в городе, и тут вырастает ваша палатка.

– Когда он упал, была полная Луна?

– Нет… это явно никак не связано. Дорогая…

Миссис Лински вышла из своих мыслей, даже слегка улыбнулась и вывалила на стол кучу бумаг, в коих я узнал звёздные карты, карты космоса и частичные распечатки с google sky. Всё было в каких-то линиях и цифрах.

– Это что? Ребёнок вёл какие-то подсчёты?

– Мы думаем, что ей кто-то помогал. Откуда в двенадцать расчёты подобного характера? Ей и математика-то не очень давалась. Мы хотим попутно узнать, что вообще значит это всё, – он показал на карты. Если и когда вы её найдёте.

Они озвучили сумму, которую собирались мне дать за сеанс, и я, терзаясь мыслью – от сеанса или денег мне отказаться – всё же начал реализовывать второй план. «Скажу, что ничего не получилось, да и всё», подумал я тогда. Что-то пошло не так.

Я закрыл вход в палатку, зажёг свечи, поправил головной убор, только в тот момент сообразив, что я забыл имитировать акцент. Либо они решили, что его и быть не должно, либо им было всё равно, либо их логика вылетала за мою. Прочитав выдуманные заклинания с пафосным видом, я сделал пару раскладов карт Таро, которые ничего особенно не давали, даже если судить по учебнику, но я сказал, что всё это очень интересно, и, игнорируя вопросы клиента, достал доску Уиджа, насыпал вокруг нас круг солью, дал им по свечке, прочитав ещё немного абракадабры на псевдо-латыни, и начал задавать вопросы доске. В тот момент я вспомнил, что это делается как-то иначе, но решил уже делать, как получается.

Сначала я призывал выдуманных божеств, потом просил их открыть мне каналы связи с загробным миром, потом просил дать знак, если я могу действовать, и внезапно по палатке пробежал холодок. Сквозняку неоткуда было взяться, но он смог, заставив издать чету Лински звуки удивления и испуга.

– Мы на верном пути, – бодро сообщил им я, особой бодрости не ощущая.

Дальше я уже начал обращаться к Лане. Я задавал ей вопрос за вопросом, но ответа, разумеется, не было, и я, уже было, с облегчением хотел всё свернуть и задуть свечи, сообщив, что ничего не получается, и пойти пить с поваром, как вдруг палатку начало трясти, будто кто-то ломился внутрь, но не мог найти вход. Я извинился перед клиентурой, вышел из круга, а они кстати не дёрнулись, и остались сидеть со свечками, и пошёл устранять герметичность своего жилого отсека.

– Мистер Уокерман, осторожнее.

– Да это наверно наш жонглёр. Он немного косит, и порой не может попасть, в… какого…?

Под ногами хрустнул серый грунт, который тут же поднялся в воздух пылью мелкой фракции, и оседал, что снежинки на ветру. Только ветра не было. И никаких звуков. Ничего из того, что я знал, и что мне было понятно, и что я бы мог вам внятно описать. У меня получилось, но я сам до конца не понимал, что именно. Я обернулся, и упал на землю в ужасе. Я даже кричать не мог, да и крика бы никто не услышал. Над палаткой стояла огромная зверюга, с большими рогами, похожие по форме на лосинные. Само оно скорее напоминало гигантскую медузу, но с парой клешней, покрытых скользкой чешуёй, и слепой головой вроде змеиной. Оно, казалось, принюхивается к палатке. Его явно интересовали люди внутри, и он уже тянулось рептильной своей клешнёй к шатру, как вдруг чего-то испугалось и рывком воспарило к небесам, что были более, чем прозрачные, очень шустро скрывшись из виду. Я обернулся. В мою сторону направлялась толпа кошек, большие и маленькие, всех возможных расцветок. В толпе животных я увидел и маленькую девочку, в платье и с рюкзаком. Оно посмотрела на меня и зашла в палатку. Я пошёл следом.

Вот я, и, видимо, Лана оказались внутри. Она встала возле стены и была весьма осязаема, но видел её лишь я.

– Мы догадались. Что там снаружи?

– Мне трудно сказать… там странно… Давайте сейчас пообщаемся с Ланой, хорошо? Я буду задавать вопросы. Давайте, послушаем.

– Не забудьте спросить про карты.

В тот момент я осознал, что мы общаемся, не открывая рта. Будто телепатия, своего рода.

– Лана, где ты сейчас?

– Сейчас уже далеко. Но ранее я была на Луне. Я ошибалась. То место только для кошек.

Я повторил её ответ для родителей, и в дальнейшем делал так же.

– Лана, зачем ты отправилась на Луну?

– Мне было интересно.

– Как ты додумалась до этого?

– Мой кот сделал особый прыжок и попал на Луну. Я думала, что смогу также, если у меня с собой будет кот, который не сопротивляется.

– Что это за карты, Лана? – я показал для наглядности некоторые бумаги, сваленные на столе.

– Он рассказал мне, как вычислить день, когда я могу прыгнуть на Луну. Он объяснил мне.

– Кто объяснил, Лана?

– Тот, кто живёт на Луне. Мы прыгаем на его праздник. Он следующий после большой и страшной Лягушки.

– Почему его не видели люди на Луне, Лана.

– Это другое. Так его увидеть нельзя. Так Луна другая.

– Как я могу доказать родителям, что ты действительно здесь?

– Выйдите на улицу и посмотрите на небо.

Я сообщил, какова была рекомендация от их дочери, и мы покинули убежище, чтоб посмотреть на небо. На бездонное, полностью прозрачное небо, раскрашенное в свои истинные космические цвета. Там плавали эти медузы, там изгибалось на ветру существо, похожее на китайского дракона, и там висел наш естественный спутник. Луна была истинно гигантская, наполовину чёрная и покрытая щупальцами, а посреди её поверхности горел кроваво-красный глаз. Из него ударил луч света, и мы попали в зону поражения. Раздался рёв, и всё закончилось.

Когда я пришёл в себя, то услышал плач позади себя. Обернувшись, я увидел Лински со свертком в руках. Подойдя ближе, я увидел в свёртке молодого кота со свернутой шеей. Он явно не мог сопротивляться.

Мне, разумеется, поверили, выдали гонорар, и ушли заочно хоронить свою не умершую дочь, чья судьба выходит за пределы человеческого понимания. На том всё закончилось, казалось бы. Казалось бы, иди и трать немалую денежную сумму, которую я обналичил по бумажке с росписью мистера Лински. Вот только для меня ничего не закончилось. Как я уже говорил, реальность для меня не восстановилась, и я вижу всё насквозь, я вижу глубины океана и его древнейших омерзительных тварей, я вижу гигантских космических существ, танцующих в центре бытия, я вижу этих, некогда сожравших целый город, котов на Луне, бегающих в джунглях из щупалец. Порой бывает всё нормально, но когда не нормально, то не помогут никакие колёса, коими меня пытаются пичкать в заведении, что стало моим местом жительства, думаю, что посмертно. Видения всё ярче. Всё чаще. Я думаю, что скоро я буду существовать там, а не тут. Или же просто закончу с этим, в один прекрасный день, в момент, пока геометрия и сила притяжения будут иметь значение.

Источник