Меню

Мы выжили благодаря коту

Мы выжили благодаря коту

08 мая 2016, 10:32

Блокада Ленинграда началась 8 сентября 1941 года. Она затянулась на 872 дня. В городе не было достаточного количества припасов, которые могли бы надолго обеспечить население продуктами первой необходимости. Люди получали в день от 125 до 250 граммов хлеба ежедневно — это в пять раз меньше требуемого количества калорий.

Уже через несколько недель были зафиксированы первые случаи голодной смерти. Это время было наполнено трагическими событиями, но мы знаем множество историй о подвигах жителей блокадного Ленинграда. При этом мало кто знает, что выжить людям помогали домашние животные.

В Ленинграде после войны установили два памятника котам из так называемой «мяукающей дивизии», которая позволила справиться с нашествием грызунов, уничтожающих последние запасы продовольствия.

Особого внимания заслуживает история кота Васьки, который стал для одной из семей главным кормильцем.

«Моя бабушка всегда говорила, что тяжелую блокаду и голод и она, и моя мама, и я — ее дочь, пережила только благодаря нашему коту Ваське. Если бы не этот рыжий хулиган, они умерли бы с голоду, как многие другие.

Каждый день Васька уходил на охоту и притаскивал мышек или даже большую жирную крысу. Мышек бабушка потрошила и варила из них похлебку. А из крыски получался неплохой гуляш.

При этом кот сидел всегда рядом и ждал еду, а ночью все трое лежали под одним одеялом и он согревал их своим теплом.

Бомбежку он чувствовал намного раньше, чем объявляли воздушную тревогу, начинал крутиться и жалобно мяукать, бабушка успевала собрать вещи, воду, маму, кота и выбежать из дома. Когда бежали в убежище, его как члена семьи тащили с собой и смотрели, как бы его не унесли и не съели.

Голод был страшный. Васька был голодный, как все, и тощий. Всю зиму до весны бабушка собирала крошки для птиц, а с весны выходили с котом на охоту. Бабушка сыпала крошки и сидели с Васькой в засаде, его прыжок всегда был на удивление точным и быстрым. Васька голодал вместе с нами и сил у него было недостаточно, чтобы удержать птицу. Он хватал птицу, а из кустов выбегала бабушка и помогала ему. Так что с весны до осени ели еще и птиц.

Когда сняли блокаду и появилось побольше еды, и даже потом, после войны, бабушка коту всегда отдавала самый лучший кусочек. Гладила его ласково, приговаривая — кормилец ты наш.

Умер Васька в 1949 году, бабушка его похоронила на кладбище, и, чтобы могилку не затоптали, поставила крестик и написала Василий Бугров. Потом рядом с котиком мама положила и бабушку, а потом там я похоронила и свою маму. Так и лежат все трое за одной оградкой, как когда-то в войну под одним одеялом. «.

Источник

Как кошки спасали жителей блокадного Ленинграда

Кошек любят многие. А вот жители Санкт-Петербурга относятся к ним с наибольшим, чем кто бы то ни было, трепетом. Потому что эти милые пушистые создания сыграли немаловажную роль в спасении жителей блокадного Ленинграда.

Голод

8 сентября 1941 года Ленинград был взят в кольцо, началась блокада, которая продлилась 900 дней. Очень скоро в городе стало нечего есть, жители начали умирать… От холода и голода погибли свыше миллиона ленинградцев.

В страшную зиму 1941-1942 годов умирающие от голода горожане съели все, даже домашних животных собак и кошек.

Воспоминания

Блокадник Шабунин В. Ф. : «Мне было 9 лет и 8 месяцев. В блокадном Ленинграде я провел 1 год и 15 дней. Мы были детьми, на долю которых выпало тяжкое испытание. Витаминов не хватало, хлеба было мало. Да и хлебом его назвать было трудно – прогорклая масса, для иждивенцев 125 грамм, для работающих – 250. Зима была холодной. Если мороз в Ленинграде стоял 30°, то в Сибири он приравнивался к 50°. Люди шли, обессилев от голода и холода, останавливались отдохнуть и засыпали навечно. Трупы людей подолгу лежали на улицах, их никто не убирал. Однажды мы поймали кошку, ободрали, сварили и съели. Жира в ней было мало, только тонкий слой на животе. В течение нескольких дней во рту стоял мышиный запах. Ветки смородины стоящей под окном тоже порубили и съели…»

Читайте также:  Выпадение шерсти у кота после кастрации

Блокадница Ирина Корженевская : «Внизу, в квартире под нами, упорно борются за жизнь четыре женщины. До сих пор жив и их кот, которого они вытаскивали спасать в каждую тревогу.

На днях к ним зашел знакомый студент. Увидел кота и умолял отдать его ему. Еле-еле от него отвязались. И глаза у него загорелись. Бедные женщины даже испугались. Теперь обеспокоены тем, что он украдет их кота. О, любящее женское сердце! Вот единственный экземпляр на моем радиусе. Все остальные давно съедены».

Поначалу кошкоедов осуждали, потом оправданий уже не требовалось – люди пытались выжить… К началу 1942 года кошек в Ленинграде не осталось и вскоре люди столкнулись с еще одной бедой – крысами.

Враг умный и жестокий

И если люди умирали, то крысы плодились и размножались!

Оказалось, что еды в голодном городе для крыс хватало! Блокадница Кира Логинова вспоминала, что «…тьма крыс длинными шеренгами во главе со своими вожаками двигались по Шлиссельбургскому тракту (ныне проспекту Обуховской обороны) прямо к мельнице, где мололи муку для всего города. В крыс стреляли, их пытались давить танками, но ничего не получалось: они забирались на танки и благополучно ехали на них дальше. Это был враг организованный, умный и жестокий…»

– Весной 42-го мы с сестрой шли на огород, разбитый прямо на стадионе на Левашевской улице. И вдруг увидели, что прямо на нас движется какая-то серая масса. Крысы! Когда мы прибежали на огород – там все уже было съедено, – вспоминает блокадница Зоя Корнильева .

Все виды оружия, бомбежки и огонь пожаров оказались бессильными уничтожить «пятую колонну», объедавшую умиравших от голода блокадников. Серые твари сжирали даже те крохи еды, что оставались в городе. Кроме того, из-за полчищ крыс в городе возникла угроза эпидемий. Но никакие «человеческие» методы борьбы с грызунами не помогали.

Спасители с дымчатой шерстью

И тогда, сразу же после прорыва кольца блокады 27 января 1943 года в апреле вышло постановление за подписью председателя Ленсовета о необходимости «выписать из Ярославской области и доставить в Ленинград четыре вагона дымчатых кошек» (дымчатые считались лучшими крысоловами). В ожидании кошачьих вагонов люди с вечера выстраивались в гигантские очереди. Очевидцы рассказывали, что кошек расхватывали моментально.

Л. Пантелеев записал в блокадном дневнике в январе 1944 года: «Котенок в Ленинграде стоит 500 рублей» (килограмм хлеба тогда продавался с рук за 50 рублей)…

В апреле у кинотеатра «Баррикада» собралась огромная толпа людей. Не ради фильма, нет. Просто в кинотеатре на подоконнике лежала, греясь на солнышке, полосатая кошка с тремя котятами. «Увидев ее, я поняла, что мы выжили», – рассказывает петербурженка Татьяна, которой тогда было всего 12 лет.

Тогда же, по воспоминаниям одной из блокадниц, на городской улице вдруг откуда ни возьмись появилась исхудавшая до костей кошка. И постовой милиционер, сам похожий на скелет, долго шел за ней и следил, чтобы никто не поймал зверька.

– За кошку отдавали самое дорогое, что у нас было, – хлеб. Я сама оставляла понемногу от своей пайки, чтобы потом отдать этот хлеб за котенка женщине, у которой окотилась кошка, – продолжает Зоя Корнильева.

Кошачий призыв

Привезенные в Ленинград ярославские кошки достаточно быстро сумели отогнать грызунов от продовольственных складов, однако полностью решить проблему не могли. Поэтому вскоре в СССР была объявлена еще одна «кошачья мобилизация». На этот раз котов набирали в Сибири. «Кошачий призыв» прошел успешно. В Тюмени, например, собрали 238 котов и кошек в возрасте от полугода до 5 лет. Многие сами приносили своих любимцев на сборный пункт. Первым из добровольцев стал черно-белый кот Амур, которого хозяйка лично сдала с пожеланиями «внести свой вклад в борьбу с ненавистным врагом». Всего в Ленинград было направлено 5 тысяч омских, тюменских, иркутских котов, которые с честью справились со своей задачей — очистили город от грызунов.

Так что среди питерских мурок почти не осталось коренных, местных. Многие имеют ярославские или сибирские корни.

Читайте также:  Твердый кишечник у кота

Однако это не важно. С тех пор к своим котам местные жители относятся с обожанием и трепетом.

Кошкам блокадного Ленинграда посвящается

Когда бессильны были неотложки

И жизнь людская падала в цене

От смерти нас порой спасали кошки

Хоть ничего не смыслили в войне.

Не понимая сущности бомбежки

И птиц стальных, разивших наповал

На страже дома оставались кошки

Когда хозяев их глотал подвал.

Когда ж кончались мерзлые картошки

И еле тлел отчаявшийся взгляд

Все девять жизней отдавали кошки

Хотя, вообще-то, кошек не едят…

Мы их привыкли видеть на обложке

Календаря как «кича» элемент

А мне сдается, заслужили кошки

Хотя бы очень скромный монумент.

Автор стихотворения не известен, произведение опубликовано на сайте: obshelit.ru

В Петербурге на улицах города можно встретить много памятников кошкам. Это дань уважения тысячам животных, погибших в страшные 900 дней блокады Ленинграда.

Использование материала возможно только с указанием активной ссылки на первоисточник (Сайт « СССР. Под знаком качества » ) или ссылаясь на материал в ЖЖ Нюра Шарикова .

Источник



Если бы не кот Васька, мы умерли бы с голоду.

Блокадный Ленинград.
Моя бабушка всегда говорила, что тяжёлую блокаду и голод и она, и моя мама, а я её дочь, пережила только благодаря нашему коту Ваське. Если бы не этот рыжий хулиган, они умерли бы с голоду, как многие другие.
Каждый день Васька уходил на охоту и притаскивал мышек или даже большую жирную крысу. Мышек бабушка потрошила и варила из них похлебку. А из крыски получался неплохой гуляш.

При этом кот сидел всегда рядом и ждал еду, а ночью все трое лежали под одним одеялом и он согревал их своим теплом.

Бомбежку он чувствовал намного раньше, чем объявляли воздушную тревогу, начинал крутиться и жалобно мяукать, бабушка успевала собрать вещи, воду, маму, кота и выбежать из дома. Когда бежали в убежище, его как члена семьи тащили с собой и смотрели, как бы его не унесли и не съели.

Голод был страшный. Васька был голодный как все и тощий. Всю зиму до весны бабушка собирала крошки для птиц, а с весны выходили с котом на охоту. Бабушка сыпала крошки и сидели с Васькой в засаде, его прыжок всегда был на удивление точным и быстрым. Васька голодал вместе с нами и сил у него было недостаточно, что бы удержать птицу. Он хватал птицу, а из кустов выбегала бабушка и помогала ему. Так что с весны до осени ели еще и птиц.

Когда сняли блокаду и появилось побольше еды, и даже потом после войны бабушка коту всегда отдавала самый лучший кусочек. Гладила его ласково, приговаривая – кормилец ты наш.

Умер Васька в 1949 году, бабушка его похоронила на кладбище, и, что бы могилку не затоптали, поставила крестик и написала Василий Бугров. Потом рядом с котиком мама положила и бабушку, а потом там я похоронила и свою маму. Так и лежат все трое за одной оградкой, как когда-то в войну под одним одеялом.

И вообще у жителей северной столицы особое отношение к кошкам — недаром во дворе главного здания Санкт-Петербургского государственного университета в 2002 года был открыт памятник кошке.Это дань уважения тысячам животных, погибших в страшные 900 дней блокады Ленинграда. Умирающие от голода горожане съели их всех. Поначалу кошкоедов осуждали, потом оправданий уже не требовалось — люди хотели и пытались выжить.
Когда весной 1942 года одна полуживая от истощения старушка вынесла погулять своего кота — тощего, облезлого, но живого, — то прохожие от удивления останавливались , заговаривали со старушкой, восхищались, благодарили! Тогда же, по воспоминаниям одной из блокадниц, на городской улице вдруг откуда-то появилась исхудавшая до костей кошка. И постовой милиционер, сам похожий на скелет, следил, чтобы никто не поймал зверька!
Или такой случай: в апреле у кинотеатра «Баррикада» собралась толпа зрителей. Не ради фильма: просто на подоконнике лежала, греясь на солнышке, полосатая кошка с тремя котятами. «Увидев ее, я поняла, что мы выжили», — рассказывает петербурженка, которой тогда было всего 12 лет.
Коренных ленинградских кошек фактически не существует, выжили единицы. Те мурлыки, которые сейчас обитают в питерских дворах, — потомки ярославских гастарбайтеров, привезенных в город в рамках знаменитых кошачьих мобилизаций. Первая состоялась сразу после прорыва блокады 18 января 1943 года.Заполучить кота или кошку домой тогда было практически невозможно: когда привезенных ярославских переселенцев раздавали населению, то выстроились огромные очереди. Говорят, на черном рынке в январе 1944 года за котенка давали 500 рублей — в десять раз дороже килограмма хлеба.
Вторая кошачья мобилизация прошла уже после снятия блокады, для спасения фондов Эрмитажа и других ленинградских дворцов и музеев. На сей раз мурок и барсиков рекрутировали уже в Сибири.
Надо сказать, против фашистских захватчиков коты тоже воевали исправно. Среди легенд военного времени есть история про рыжего кота-«слухача». Он прибился к зенитной батарее под Ленинградом и предупреждал солдат о вражеских налетах, причем на советские самолеты не реагировал.Командование, сначала не поверившее в это чудо, со временем убедилось в безошибочности кошачьих прогнозов и взяло рыжего героя на довольствие, приставив специального человека за ним присматривать.
Так что берегите,дорогие граждане,кошек.По крайней мере,уважайте их,не относитесь к ним с пренебрежением — в тяжкую годину,возможно,именно они спасут вам жизнь.

Читайте также:  Можно ли коту давать яблоко

Источник

Блокадный Ленинград: Как кот Васька спас от голода целую семью

08 мая 2016, 10:32

Блокада Ленинграда началась 8 сентября 1941 года. Она затянулась на 872 дня. В городе не было достаточного количества припасов, которые могли бы надолго обеспечить население продуктами первой необходимости. Люди получали в день от 125 до 250 граммов хлеба ежедневно — это в пять раз меньше требуемого количества калорий.

Уже через несколько недель были зафиксированы первые случаи голодной смерти. Это время было наполнено трагическими событиями, но мы знаем множество историй о подвигах жителей блокадного Ленинграда. При этом мало кто знает, что выжить людям помогали домашние животные.

В Ленинграде после войны установили два памятника котам из так называемой «мяукающей дивизии», которая позволила справиться с нашествием грызунов, уничтожающих последние запасы продовольствия.

Особого внимания заслуживает история кота Васьки, который стал для одной из семей главным кормильцем.

«Моя бабушка всегда говорила, что тяжелую блокаду и голод и она, и моя мама, и я — ее дочь, пережила только благодаря нашему коту Ваське. Если бы не этот рыжий хулиган, они умерли бы с голоду, как многие другие.

Каждый день Васька уходил на охоту и притаскивал мышек или даже большую жирную крысу. Мышек бабушка потрошила и варила из них похлебку. А из крыски получался неплохой гуляш.

При этом кот сидел всегда рядом и ждал еду, а ночью все трое лежали под одним одеялом и он согревал их своим теплом.

Бомбежку он чувствовал намного раньше, чем объявляли воздушную тревогу, начинал крутиться и жалобно мяукать, бабушка успевала собрать вещи, воду, маму, кота и выбежать из дома. Когда бежали в убежище, его как члена семьи тащили с собой и смотрели, как бы его не унесли и не съели.

Голод был страшный. Васька был голодный, как все, и тощий. Всю зиму до весны бабушка собирала крошки для птиц, а с весны выходили с котом на охоту. Бабушка сыпала крошки и сидели с Васькой в засаде, его прыжок всегда был на удивление точным и быстрым. Васька голодал вместе с нами и сил у него было недостаточно, чтобы удержать птицу. Он хватал птицу, а из кустов выбегала бабушка и помогала ему. Так что с весны до осени ели еще и птиц.

Когда сняли блокаду и появилось побольше еды, и даже потом, после войны, бабушка коту всегда отдавала самый лучший кусочек. Гладила его ласково, приговаривая — кормилец ты наш.

Умер Васька в 1949 году, бабушка его похоронила на кладбище, и, чтобы могилку не затоптали, поставила крестик и написала Василий Бугров. Потом рядом с котиком мама положила и бабушку, а потом там я похоронила и свою маму. Так и лежат все трое за одной оградкой, как когда-то в войну под одним одеялом. «.

Источник